`Mobiliarbus
только для "своих" :D
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

`Mobiliarbus > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — вторник, 22 января 2019 г.
Как я провёл зиму Paul Pott 14:10:00
"Only football gives us thrills, rock 'n roll just pays the bills" пел Роджер Тейлор на альбоме 1978 года Jazz. В моём случае всё случилось с точностью наоборот: положив четверть века на алтарь рок-н-ролла, я при этом так и сидел у разбитого корыта. Нет, конечно, данная деятельность оставила массу ярчайших воспоминаний: Брайан Мэй присылал мне подарки по почте; Доро Пеш звонила на домашний телефон и общалась с моими родителями; я пел с группой Элиса Купера вместо Элиса Купера, а также выступал на одной сцене с людьми, которые в своё время играли с Джоном Ленноном и Майклом Джексоном... это не говоря уже о многочисленных интервью и просто мимолётных встречах. Безусловно, всё это давало мне мощнейшие thrills, но никак не обогащало материально – скорее, напротив, постоянно требовало трат. И вдруг мне обрыбилось оттуда, откуда я никогда бы и не ждал: именно футбол, к которому я с детства относился более чем прохладно, помог мне существенно поправить материальное положение. А так как деньги, несомненно, жгут карман, я рассудил, что "кто воевал, имеет право у тихой речки отдохнуть". Короче, гуляй, рванина!
­­
Первоначально я планировал рвануть в Соединённые Штаты на KISS Kruise, дабы перестрелять всех зайцев одним залпом: и KISS посмотреть (в который раз), и Эйса, и Винни, и братьев Куликов, да и Штаты, собственно, впервые в жизни! Но рыпнулся я больно поздно – там уже и каюты все были раскуплены давно, да и с визой я бы, скорее всего, не уложился. Поэтому я тотчас переориентировался и решил осуществить ещё одну из своих сокровенных мечт – вырваться посреди зимы из холодного ада и погреться где-нибудь на солнышке. И отправился в Шри-Ланку!
­­
Честно говоря, в тех школах, в которых я учился, постоянно были какие-то сложности с географией – то ли с учителями был дефицит, то ли чего. Но я толком даже и не помню, чтобы у нас была география. Наверное, она всё же была в каком-то виде, но, видимо, в таком, что я и не помню. Поэтому географию я теперь изучаю опытным путём – и, надо сказать, так оно и куда интереснее, познавательнее и куда лучше откладывается. Например, прежде чем я побывал в Люксембурге десять лет назад, я вообще думал, что это какой-то город в Голландии или типа того. А оказалась такая классная и красивая маленькая страна – с удовольствием ещё вернулся бы туда как-нибудь. То же и со Шри-Ланкой. Я примерно представлял себе, что это где-то в Азии, но даже не задумывался, скажем, что Шри-Ланка и Цейлон – это одно и то же место! )
­­
Когда шофёр, встречавший в аэропорту, предложил сесть на переднее место, я, ничтоже сумняшеся, полез в правую дверь... и крайне удивился, обнаружив там руль! Водитель тоже, похоже, не ожидал, что я собрался вести вместо него. :)­ Короче говоря, в наследство от британских колонизаторов на Шри-Ланке осталось левостороннее движение. И, как меня уверил всё тот же шофёр, у них вообще запрещены машины с левым рулём. Я всё же не уверен насчёт "запрещены", но я действительно за всё время не видел там ни одной "нормальной" тачки. И если с левосторонним движением как бы проблем нет – просто надо запомнить для себя, что при переходе улицы вначале надо смотреть направо (а не как нас учили с рождения), то вот стиль местного вождения оставил у меня неизгладимое впечатление. Уверен, что седых волос у меня за эти неполные две недели поприбавилось! Потому что любая разметка – будь то сплошная или зебра – пофиг. Дороги все, как правило, однополосные, и поэтому вылезти на встречку и пилить лоб в лоб как в американских боевиках – это вообще в норме вещей. Причём навстречу несущемуся автобусу может с тихой грустью и со стальной уверенностью скрестись велосипедист. Складывалось устойчивое ощущение, что аборигены настолько свято верят в реинкарнацию, что даже специально торопятся её ускорить. Но, эй, я тут сижу с тобой рядом и совсем в неё не верю! При этом, однако, они каким-то непостижимым образом чувствуют друг друга, словно какие-нибудь муравьи в муравейнике, и умудряются в самый последний момент с диким миллиметражом уклоняться и разъезжаться. За всё это время я видел всего одну аварию, и то очень лайтовую. Хотя плюс их дорог в том, что на них толком и не разгонишься = соответственно, сильно и не врежешься. А что ещё сразу бросается в глаза: весь этот с трудом контролируемый хаос на дороге водители воспринимают с буддистским спокойствием. Наши бы давно уже все обматерились до инфаркта, да забили бы друг друга монтировками, а там даже бибикают больше в качестве предупреждения – типа, я поехал, так что имейте в виду!
­­
Я всё же сейчас подумал, что, пожалуй, не буду расписывать всё своё путешествие подробно, иначе это грозится перерасти в двухтомник. Посему укажу лишь некоторые наблюдения, а остальное проиллюстрирую фотографиями!
­­
Шри-Ланка – многоконфессиональн­ое государство. Основной религией считается буддизм. Но наряду с буддистскими храмами и ступами очень много и христианских церквей (украшенных с местным колоритом сотнями лампочек – ведь то была рождественская пора), мечетей (у мусульман здесь свои кварталы, но сами мусульмане, по утверждениям местных, не радикальные и вполне терпимые и миролюбивые – хотя откуда-то ведь взялись Тигры Освобождения Тамил-Илама) и даже синагог. Православных храмов, правда, не встречал – говорят, есть один в Коломбо. При этом стоит иметь в виду, что вследствие многовековых отношений с Индией буддизм на Шри-Ланке замысловатым образом переплёлся с индуизмом: когда в оформлении некоторых храмов используются как изображения Будды, так и отдельных представителей индуистского пантеона. В храмы и на околохрамовую территорию запрещено заходить с открытыми руками (имеются в виду руки выше локтя) и ногами выше колена – независимо от половой принадлежности. Также в обязательном порядке требуется разуваться – а дабы избежать кражи черевичек, почти у каждого храма существует пункт хранения. За символическую мзду, разумеется. Правда, разуваться на Шри-Ланке вообще традиция – особенно в сельской местности: как правило, они разуваются у входа почти в любое помещение, будь то магазин или клиника. Стоять спиной к Будде считается почти святотатством. Поэтому фотографироваться на фоне его изваяний настоятельно не рекомендуется – подобная табличка есть даже возле статуи Будды в аэропорту, где она, казалось бы, носит больше антуражный характер, а не объекта поклонения.
­­
По преданиям (хоть и не подкреплённым никакими вещественными доказательствами), Будда посещал территорию нынешней Шри-Ланки несколько раз. В городе Канди даже есть храм "Зуба Будды", в котором хранится один из его зубов, оставшийся после кремации. Правда, он скрыт от глаз простых смертных и вообще извлекается из своего хранилища раз лет в 12 что ли.
­­
Есть страны, претендующие на звание "самой зелёной в мире", и Шри-Ланка, по какому-то недоразумению, в их список не входит. Потому что она вся... зелёная! Всё в том же Канди располагается впечатляющий ботанический сад, но в принципе, ботанический сад здесь повсюду. Вдоль дорог – сплошные лавочки, торгующие фруктами и овощами. В избытке манго нескольких видов, а бананы так и вовсе растут в диком виде повсюду – если не лень, можно и самому надёргать. Но больше всего, похоже, кокосов – а если быть точным, местных "королевских кокосов", которые растут только на Шри-Ланке. И растут они в таком количестве, что кучи непроданных кокосов к вечеру просто бросают гнить на обочине – дешевле новых нарубать поутру.
­­
И всё же к флоре я всегда был относительно равнодушен. Другое дело – фауна! И тут у Шри-Ланки тоже нашлось, чем порадовать. Уже в первое же утро я к вящей радости узрел перебирающихся по проводам обезьян. Макак тут считают настоящими чертями, потому что хлопот они могут доставить немало. В первую очередь они тырят всё, что плохо лежит. В поисках пропитания, понятно, но при этом у них хватает мозгов, чтобы стащить, скажем, сумку, потому что в ней тоже может оказаться что-то съедобное. А если нет – сумку от отчаяния могут и раздербанить. Убивать их местные всё же не убивают, но активно расстреливают из рогаток и духовушек. Обезьяны же со всеми подобными дивайсами уже, похоже, знакомы не понаслышке, потому что если на них навести даже фотоаппарат, от греха стараются ретироваться. Со случаями проявления агрессии с их стороны я не сталкивался, но одна макака запульнула добрую половинку кирпича в очередь туристов возле Львиной Скалы, попав в голову какой-то женщине. Сложно сказать, метилась ли она специально, подбросила "на кого Бог пошлёт", либо же вообще случайно столкнула при прыжке – но, полагаю, пострадавшую не успокоил бы ни один из вариантов ответа...
­­
Кроме оголтелых макак моими фаворитами были вараны, которые разгуливают местами достаточно свободно – никто не обращает особого внимания на них, и это взаимно. Но при приближении к ним они всё же на всякий случай начинают сматываться. Хотя, в крайнем случае, будучи зажатыми в угол, этот вид варанов может начать отбиваться: как хвостом, так и когтями с зубами. Конечно, это не комодские вараны, которые в состоянии перебить хвостом ноги буйволу, но всё же можно предположить, что тварь длиной в полтора метра в состоянии нанести тебе при желании ощутимый урон. По зданиям же вовсю сновали меньшие братья варанов – гекконы, переговаривающиеся между собой цоканьем, похожим на звук заедающего вентилятора. А в водоёмах вместе с варанами плавают ещё одни их дальние родственники – черепахи.
­­
Конечно, отдельно стоит отметить слонов, являющихся неофициальным символом Шри-Ланки – по крайней мере, изображения и сувениры со слонами встречаются повсеместно. Все слоны там, правда, похоже, сконцентрированы в специальных слоновьих парках – которые по сути своей похожи на зоопарки, но только с одними слонами. Там великаны пасутся в вольерах, а несколько раз за день, на радость зевакам, их водят через дорогу на реку на водные процедуры. По улицам слона водили... И хотя посмотреть на купающихся и поливающихся из хобота слонов в почти природных условиях – крайне занятно, но тяжёлые цепи у них на ногах и багры в руках погонщиков всё же нарушают ощущение аутентичности. Кстати, на той же улице, по которой их гоняют на водопой, можно прикупить в том числе и сувениры... сделанные из слоновьих какашек!
­­
Птичий мир Шри-Ланки представлен тоже весьма пёстро. Но от орнитологии я далёк примерно так же, как и от ботаники. Поэтому отмечу, пожалуй, только низкорослых цапель, кучкующихся преимущественно вокруг водоёмов. А также павлинов, которые в Шри-Ланке совсем не экзотика, а живут себе вполне в диком виде. На шоссе там кое-где даже можно встретить знаки "осторожно, павлины"! И с цаплями они, кстати, не очень дружат – гоняют их просто до исступления. Важные, блин, как павлины.
­­
А ещё в небе периодически появлялись летучие мышки – эти, правда, уже после наступления темноты; и летучие собаки – по сути это такие же рукокрылые, как и летучие мыши, но всё же отнесённые в отдельный подотряд крыланов. В отличие от мышей, собак можно было увидеть и днём, но они почти не летали, а всё больше висели вниз головой в кронах деревьев.
­­
К сожалению или, наоборот, к счастью я не встречался на Шри-Ланке ни с оленями, ни с медведями, ни с дикобразами, ни со змеями, ни с крокодилами, которые тоже там водятся. Ну а всякую домашнюю живность вроде кошек, собак и коров не упоминаю, потому что кошки, собаки и коровы – они и в Африке кошки, собаки и коровы. Пускай и с некоторыми местечковыми особенностями.
­­
Индийский океан (по крайней мере та часть, где я был) тоже не особо кишел живностью вдоль берега. Разве что крабики двух видов – и те в основном вылезали уже ближе к вечеру, когда суеты поменьше. А так, ни медуз, никаких ещё кракенов. Однажды, к слову, на берег выкатилась рыба-ёж, но на проверку оказалась уже дохлой. Рыбаки же вылавливали где-то скатов, но в воде я их не видел. Правда, морских ежей я до определённого момента тоже не видел, пока не ухватил одного под водой пятернёй! Но, скажу я вам, наиболее жутко было заходить в океан, когда я надумал осуществить это прямо в новогоднюю ночь. В гордом одиночестве. Ощущение было, как будто погружаешься в какую-то бескрайнюю чёрную дышащую субстанцию. А принимая во внимания количество фильмов ужасов, которые я пересмотрел, и мою хорошую фантазию... В общем, я решил не искушать Посейдона, кунулся быстренько как на Крещение, да сбежал на берег кормить комаров.
­­
Комары! Вот они на Шри-Ланке довольно злые. Причём наши на их фоне похожи на вертолётики, которые степенно приземляются на тебя, долго примериваются и только потом пристраиваются сосать. Эти же как мессершмитты быстро налетают, успевают стремительно зажлудить, и пока ты сообразишь, что к чему – их уже нет. А зудит потом так, будто оса какая укусила. Правда на удивление и проходило быстро – стоило душ принять. Ну, во всяком случае, это у меня так.
­­
Также мне повезло, что при своей неизлечимой инсектофобии я не сталкивался особенно с местными насекомыми – а ведь в тёплых странах они зачастую довольно уродливые и немаленькие бывают. Паучки попадались нестрашные. Ну бабочки-кузнечики – к этим я нормально. Богомолов я даже на удивление люблю – поэтому их появлению радовался (хотя, справедливости ради, когда один засел на унитазе в моём номере, а потом ещё вдруг и прыгнул с него на меня, тут я, признаться, струхнул). Поэтому самой страшной гадостью оказался какой-то стрёмный чёрный полутаракан, который умудрялся изгибаться всем телом. Но я и его соседство в своём душе благополучно пережил!
­­
Наверное, стоило бы рассказать ещё и про жгучую национальную кухню, про аюрведу, про тук-туки, чайные плантации да народные танцы, которыми нас потчевали на новый год... Да и много ещё про что! Но рука бойца колоть устала. Поэтому буду уж закругляться и вывешивать своё сочинение из разряда "как я провёл зиму" на всеобщее обсуждение. В надежде на то, что продолжение однажды следует...
­­

Музыка Geoff Tate - Lucy In The Sky With Diamonds
Настроение: Не Шри-Ланка!
Хочется: Ага
Категории: Путешествия; шри-ланка
М5 Coldminded в сообществе Где-то 12:51:44
Обозначения: М5, NGC 5904
Тип: Шаровое скопление
Созвездие: Змея

­­


Мессье 5 или М5 кодифицирован как NGC 5904, является шаровидным скоплением звезд созвездия Змея. Обладает визуальной величиной в 5,6 с угловым диаметром 17,4 угловых минут. Объект М4 расположен примерно на расстоянии 24500 световых лет. По данным Equinox 2000 известны следующие координаты: прямое восхождение 15 часов 18,6 минут; отклонение равно +02° 05. Таким образом, Мессье 5 отлично виден в летний период. Летняя карта каталога Мессье включает в себя все небесные тела, видимые в данный сезон.

Это шаровое скопление входит в каталог Мессье, но впервые его выявил Д. Кирх в 1702 году. Опираясь на данные Ресио-Бланко и его соавторов, стала известна следующая информация: расстояние от нашей планеты до М5 составляет около 26620 световых лет; диаметр 150 световых лет; примерная масса 800000 масс Солнца. В состав скопления входит около 143 различных звезд.

Интересные факты

Мессье 5 – это одно из самых больших известных шаровых скоплений, которое простирается на 165 световых лет в поперечнике. При этом сфера его гравитационного влияния (обьем пространства притягивания скоплениями звезд, а не отрывания тяготением Млечного пути) обладает радиусом в 200 световых лет. Масса Мессье 5 эквивалентна двум миллионам солнечных масс, что делает ее самой массивной в окрестностях нашей галактики. Это скопление считается одним из самых старых в составе Млечного Пути. Его возраст превышает показатель в 13 млрд. лет.

По предварительным исследованиям примерно 105 звезд объекта являются переменными звездами, из которых 97 относятся к типу RR Лиры. Их иногда также именуют «Переменными Скоплениями». Будучи схожими с Цефеидами, эти тела можно использовать в качестве приспособлений для измерения внешнего космического расстояния. Дело в том, что у них присутствует особая зависимость между периодом изменения блеска и амплитудой. Самые оптимальные для наблюдения переменные в М5 осуществляют перемену яркости от 10,6 до 12,1 за 26,5 дней. Также в Мессье 5 присутствует новая карликовая звезда.

Наблюдения

Лучше всего наблюдать за объектом М5 в новолуние за пределами городской иллюминации. Необязательно использовать специальные приспособления. Это тусклая звезда, которая находится возле другого небесного объекта – 5 Змей. В России лучше всего смотреть на М5 весной. Если воспользоваться подзорной трубой или биноклем, то можно увидеть диффузное округлое облачко. В телескопе с небольшой апертурой (80 мм) видны отдельные звезды. Апертура в 100 мм позволяет разглядеть несколько десятков звезд по краям. 150 мм – богатый рой звезд. Апертура в 200 мм способствует различию звезд на группы до самого центра. При этом можно увидеть неравномерность падения плотности звезд при движении к краю от центра. Выстроенная цепочка звезд напоминает фигуру жука или краба.

~~~

Соседствующие небесные тела:

Таких объектов два: М10 и М12. Оба относятся к тусклым шаровым скоплениям. Расположены на востоке в Змееносце.
Позавчера — воскресенье, 20 января 2019 г.
Заманчиво Пeрpи 19:18:43

being evil has a price

Отдаю должное Алексею - впервые я задумался над подобным предложением
­­
показать предыдущие комментарии (2)
20:43:53 Лapин
У кого-то появился новый поклонник ?
20:56:00 Пeрpи
не, это рандомные рассылки
20:56:55 Лapин
Ахахпх Блин так неинтересно (
20:57:15 Пeрpи
ну прастите хд
Потерянная могила Ирода Наташа Стефанчикова в сообществе Theosophic 06:38:04
­­
суббота, 19 января 2019 г.
полки 15.30 20:21:40
однажды прихожу в библиотеку. там весь читальный зал завален книгами. на всех столах. темь. спрашиваю - че, как, откуда такое богачество. говорят: умер какой-то генерал московскай али питерской, уже не упомню, вот-с, и его потомки отдали все книженции его в библиотеку. вместе с полками (sic!!!!) кста, говорят, полки не нужны?
а мне нужны. полки крутые, старые, годов 50-х, из ганновера. со стеклышками. увожу домой. достаю книги из коробок, из под стола, со шкафов, устанавливаю полки, расставляю книги - вниз - самые отталкивающие, повыше - восторженно почитаемые, на самый верх, ну уровне глаз - сердешно любимые. и тут смотрю я на эти генеральские полки и думаю: вот ведь стояли они лет 60, допустим, у генерала, теперь - у меня. и представляю картину, как лет через много или мало приходит кто-то в библиотеку, а там все завалено книгами. и он такой - че, как, откуда? а ему: да вот, такие дела, великий писатель, поэт-щербет помер, а его потомки все его книги нам отдали, да и вместе с полками старыми, кста, не нужны? и вот уже новый владелец больной продуктами дерева и чернил расставляет на полках свою коллекцию, смотрит на метку ганновера на красном дереве и думает, что полки его не переживут.

Категории: Пишу, Свежак
20:45:33 15.30
духовно-нравственное­ воспитание делает мне больно. статьи по этой теме (не умные) делают мне больно. физически, и даже нет сил ругнуться. -_-
Про Емелю и щуку-волшебницу Сказка в стихах Виктор Шамонин Версенев 14:21:11
­­

За деревней, у речушки,
Проживал мужик в избушке,
Жизнь его была не мёд,
Воз забот он в гору прёт,
Да печали гонит прочь,
Он в работе день и ночь,
Жить ему в нужде нельзя,
В тех сыночках радость вся,
У него их трое, в ряд,
Кушать мальчики хотят!
Год за годом так и шли,
Сыновья все подросли.
Вот женился старший сын,
Жизнь у сына без кручин,
Средний сын жену привёл
И работать стал, как вол!
Жёны тоже при делах,
Та работа им не в страх,
А потом они уж в поле,
Нет семье на отдых доли
И, казалось, наконец,
Радуй сердце ты, отец,
Поживай без тех забот,
Наедай большой живот!
Да расстроен был старик,
Прячет он печальный лик,
Младший сын его, Емеля,
Был ленивым в каждом деле,
И любая та работа,
Не совсем его забота,
И жениться ему лень,
В деле он одном кремень,
Сытно, вкусненько поесть,
Да на печь опять залезть,
Сутки спать на печке той,
Чтоб до храпа, на убой!
Так минуло восемь лет,
Как-то осень встала в цвет,
Всех в работу запрягла,
Всем сейчас им не до сна,
Лишь один Емеля спит,
Сны он чудные глядит.
Добрый вышел урожай,
Закрома под самый край,
От излишков вновь навар,
Их сменяют на товар,
А потом уж нет забот,
Отдых зимний к ним придёт.
День базарный наступил,
На базар народ убыл,
Погрузился и отец
С сыновьями, наконец.
Дал Емеле он наказ,
Самый строгий в этот раз,
Чтоб невесткам помогал,
Их ничем не обижал,
А за помощь, посему,
Обещал кафтан ему,
И Емеля был согрет,
Долго он глядел им вслед,
А в деревню брёл мороз,
Стужу жуткую он нёс.
Вмиг Емеля влез на печь,
Сбросил он заботы с плеч,
Той минуты не прошло,
Храпом домик сотрясло.
Да невестушки в делах,
При своих они правах.
Дел по дому пруд пруди,
Да ещё дела в пути.
Наконец, свистульки-трели,
Тем невесткам надоели,
К печке двинулись они,
Слов сдержать уж не смогли:
- Эй, Емеля, ну-к, вставай,
Всяких дел по дому, в край,
Хоть воды нам принеси,
Гром тебя здесь разнеси!
Он сквозь дрёму отвечал,
Им с печи слова швырял:
- Неохота за водой,
На дворе мороз такой,
У самих же руки есть,
Легче вёдра в паре несть,
А тем, боле, задарма,
Не свихнулся я с ума!
Прорвало невесток тут,
В бой они опять идут:
- Что сказал тебе отец,
Помогать нам, наконец?!
Если ты пойдёшь в отказ,
Пожалеешь, знай, не раз,
Горьким выйдет тот кисель,
Про кафтан забудь, Емель!
Тут Емеля заюлил,
Он подарки так любил,
С печки тут же стал вставать,
Словом их давай хлестать:
- Что кричите на меня,
Вишь, уже слезаю я!
Разорались, дом трясёт,
Мертвяка ваш крик проймёт!
Он топор и вёдра взял,
До реки трусцой домчал,
Стал он прорубь ту рубить,
Рот зевотою сушить,
Нет в работе куража,
На печи его душа!
Долго прорубь он рубил,
Чуть не выбился из сил,
Вёдра полны, наконец,
Думку думает, делец:
«Ох, водичка, тяжела,
Руки рвёт мои она!
Только б мне её донесть,
Да на печь скорей залезть»!
Вдруг в ведро Емеля, глядь,
Он чудес не мог понять,
Щука плещется в ведре,
Тесно ей в такой воде!
Вмиг Емеля рот раскрыл,
Удивлён Емеля был:
- Поедим ушицы всласть,
Не дадим добру пропасть,
И котлеток сотворим,
Вечер славно посидим!
Только молвит щука та:
- Из меня горька уха,
И котлетки, знай, горьки,
Боком вылезут они,
Лучше слушай и вникай,
Да на ум себе мотай!
Возвратишь меня домой,
Стану я тебе рабой,
Все капризы, друг, твои,
Я исполню, говори!
А слова мои проверь,
Повторишь их вслух, Емель,
«По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу»,
А капризам тем, дружок,
И конца неведом срок!
Поражён Емеля был,
Рот он в радости раскрыл,
Щуке верил и внимал,
Глаз со щуки не спускал.
Он и двинул тут же речь,
Слов Емеле не беречь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Сами вёдра пусть идут,
Сами к дому путь найдут!
Вдруг издал Емеля крик,
Он ловил счастливый миг,
Вёдра двинулись вперёд,
Без его совсем забот,
Шли тихонько, без труда,
В них не плещется вода!
Щуку в прорубь он пустил,
Вслед за ними припустил.
Вёдра сами ходом в дом
И на место стали в нём,
И Емеля место знал,
Тут же печку оседлал,
Храп он в домике несёт,
Никаких ему забот!
Да невестушки не спят,
Вновь Емелю тормошат:
- Ей, Емеля, ну-к, вставай,
Наруби нам дров давай!
Шлёт Емеля им ответ,
Суеты в нём просто нет:
- Я, извольте знать, ленюсь,
Делать это не возьмусь!
Вон, под лавкой, есть топор,
Да и выход есть на двор!
Те невестки сразу в крик,
Не впервой им мять язык:
- Обнаглел ты уж, Емель,
Зададут тебе, поверь!
Обижать не стоит нас,
Про кафтан за нами глас!
И Емеля шустро встал,
Он подарки обожал:
- Всё, невестушки, бегу,
Отказать вам не смогу,
Нарубить мне дров пустяк,
Вам я, милые, не враг!
Только женщины за дверь,
У Емели шаг не мерь.
Он на печь обратно, шасть,
Речь он тихо начал прясть:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, топор, скорей вставай,
Поработай, друг, давай,
А потом домой спеши,
Вновь под лавкой той лежи,
А дрова пусть в дом идут,
В печку сами упадут!
Ну, а я вздремну чуток,
Этак, суток так с пяток!
И топорик скок во двор,
Стал рубить дрова топор.
Нарубил он много дров
И под лавку, был таков,
Те дровишки в печку, прыг,
Разгорелись в один миг.
Шло за ночью утро вслед,
В окна брызнул слабый свет,
А морозец вновь на круг,
Стал морозить всё вокруг,
Огонёк дрова съедал,
Без дровишек он страдал.
Вновь невестки кажут лик,
Прут к Емеле, напрямик:
- Ты, Емеля, в лес езжай,
Дров на вывоз запасай,
И в отказ идти не смей,
Нас, Емеля, пожалей,
Коль обидишь нас Емель,
Пропадёт кафтан, поверь!
Он с печи тихонько слез
И на дворик, под навес,
В сани лошадь он не впряг,
Развалился в них, чудак!
Посмеялся тут народ,
Смех по улицам идёт,
А Емеля, в тех санях,
Людям речь явил в размах:
- Эй, людская простота,
Отворяй мне ворота!
Вам, народец, доложу,
По дрова я в лес спешу!
Чудеса народ творил,
Ворота пред ним открыл:
- Ты, Емель, не тормози,
Много дров домой вези!
Запрягайся и в галоп,
Остуди, Емеля, лоб!
Смех волною покатил,
Рот неспешно он раскрыл:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, езжайте сани в лес,
Там, в лесу, наш интерес!
С места сани сорвались,
По дороге в лес неслись.
Диву дивится народ,
Он чудес сих, не поймёт!
Прикатил Емеля в бор,
Проявил в словах напор:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Ну-к, топорик, навались,
До семи потов трудись,
И с дровишками, домой,
Я ж посплю часок-другой!
И Емеля вмиг уснул,
В ус себе он и не дул,
А топор был молодец,
Погулял в бору, делец,
Был в работе голова,
Бор пустил он на дрова,
В сани скоренько убыл,
В них топор чуток остыл.
Сани двинулись домой,
Те дрова в санях – горой.
Спит Емеля на дровах,
Спит с румянцем на щеках!
Оказался слух так скор,
Царь узнал про этот бор.
Возмутился он: - Наглец,
Это за свинство, наконец?!
Порубить мой бор в куски,
Вправлю я ему мозги!
Бьёт тревогу царь в набат,
Шлёт за ним своих солдат,
И солдаты, прямиком,
Ворвались к Емеле в дом,
Стали мять ему бока,
Разбудили в нём зверька.
Слёз Емеля не скрывал,
Он слова в кулак шептал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Бей их, палка, не ленись
Перед ними не срамись!
С места палка сорвалась,
До солдат тех добралась.
Им, служивым, и не снилось,
Так попасть в её немилость,
И позора им не смыть,
Убегали, во всю прыть,
Синяков сокрыть не смели,
Был доклад их о Емеле.
В гневе страшном государь:
- Он воистину дикарь!
Так избить моих солдат,
Не пойдёт такой расклад!
Во дворец его, к утру,
Битым быть теперь ему!
Да Емеля крепко спит,
В доме храп волной висит.
Вот за ночью, наконец,
От царя к нему гонец.
Офицер тот - мокрый ус,
Испытал он власти вкус:
- Одевайся, жук, скорей
И до царских марш дверей!
Чужд Емеле сильный крик,
Перед ним он кажет лик:
- Царь ваш может подождать,
На указ мне наплевать!
Как на двор придёт капель,
Соизволю к вам я, в дверь!
Возмутился, сей гонец:
- Ты, Емеля, не жилец!
Офицер поднял кулак,
Дал Емеле он тумак,
Пал Емеля вмиг с печи,
Позабыл, где калачи.
Вдруг Емеля стал бледнеть:
- Дам тебе ответ, заметь!
Ты же, братец, офицер
И такой даёшь пример?!
Офицер усы утёр,
Он вступать не хочет в спор:
- Ты ещё и возражать,
Служку царского пугать?!
Я кому сказал, вперёд,
И раскрой попробуй рот!
Тут Емелю бес толкнул,
Он в словах уж не тонул:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Покажи нам гнев, ухват,
Ты на дело точно хват!
В гневе стал ухват летать,
Служку царского гонять.
Резво он к царю бежал,
Сказ царю в слезах сказал.
Царь готов был вынуть меч,
В гневе он и начал речь:
- Кто доставит, наконец,
Мне Емелю во дворец?!
Дам медальку, посему,
Да деньжат ещё тому!
Вмиг нашёлся хитрый чин,
Говорил с царём один,
До невесток поспешил,
Обо всем их расспросил,
Про кафтан от них узнал
И Емеле клятву дал,
Мол, поедешь ты со мной,
Ждёт тебя кафтан любой,
Да ещё подарков много,
Даст ему он на дорогу!
Тут Емеля и раскис,
На плечах его повис:
- Поезжай-ка ты, гонец,
Без огляда, во дворец!
За себя я поручусь,
За тобою вслед примчусь,
Свой кафтан заполучу
И такой, какой хочу!
Хитрый чин убыл без бед,
Изложил царю секрет,
А Емеля в думку впал,
Он на печке рассуждал:
- Как же я оставлю печь,
У царя там негде лечь?!
Долго он ещё сидел,
Весь от думок тех потел,
Осенило разом, вдруг,
Мысль его пошла на круг:
- На печи поеду, так,
А иначе мне никак,
На ногах своих ходить,
Можно им и навредить!
Слов Емеля не искал,
Он слова в уме держал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Поезжай ты, печь, к царю,
А я сон свой досмотрю!
Печка с места подалась,
Вмиг к дороге добралась,
По дороге резво мчит,
Из трубы дымок струит.
Вот примчалось, наконец,
Печка - диво во дворец.
Царь картину эту зрел,
На глазах у всех белел,
Взгляд к Емеле обратил,
Строго с ним заговорил:
- Ты зачем же царский бор,
Запустил под свой топор?!
За поступок, сей дурной,
Ты наказан будешь мной!
Да Емеля не дрожал,
Он с печи ответ держал:
- Всё «зачем», да «почему»,
Я тебя, царь, не пойму!
Ты кафтан мне подавай,
У меня ведь время в край!
Царь открыл мгновенно рот,
На Емелю он орёт:
- Ты, холоп, царю дерзишь,
Раздавлю тебя я, мышь!
Ты опух от сна уж весь,
Полежать надумал здесь?!
Да Емеле не вопрос,
Речь царя из слов-угроз!
Он на дочь царя глядит,
Счастья в нём поток бурлит:
«Ох, красавица, не встать,
Дело нужно мне верстать,
И к царю в зятья попасть,
Захотелось, прямо страсть»!
Развязал он язычок,
Шлёт Емеля слов поток:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Пусть же доченька царя,
Тут же влюбиться в меня!
И давай-ка, печь, домой,
Во дворце хоть волком вой!
Больно царь до слов охоч,
Вон, на двор ступает ночь!
Из дворца он покатил,
Царь словечки проглотил,
Стал он в гневе зеленеть,
Местью праведной кипеть.
А Емелю печь несёт,
Снега шлейф за ней идёт,
Прикатила печка в дом
И на место стала в нём.
Вот идёт в народ молва,
Разлилась вокруг слова,
Про любовь царёвой дочки,
Про её бессонны ночки.
Царь ругает денно дочь:
- Я устал слова толочь!
За Емелю не отдам,
Это просто, знаешь, срам!
Дочь не слушает отца,
Ей сейчас не до словца.
Осерчал в момент отец:
- Это дерзость, наконец!
Свадьбе этой не бывать,
Вам наследства не видать!
Слуг он вечером собрал,
Им приказ жестокий дал:
- Нужно им задать урок,
Изготовьте бочку в срок,
В изготовленную бочку,
Посадить такую дочку,
И Емелю вместе с ней,
Им так будет веселей!
К морю бочку ту свезти,
Приговор там привести,
Бочку сразу в море бросить,
Пусть её волнами носит!
Слугам выпал в первый раз,
Исполнять такой приказ,
Но ослушаться нельзя,
Бочек много у царя,
Посему и жалость прочь,
И приказ свершился в ночь.
Бочка скоро на просторе,
Бьёт её волною море,
В бочке той Емеля спит,
Сны свои опять глядит.
Скоро страх его поднял,
Он спины не разгибал,
В темноте и страхе том,
Бил он словом, напролом:
- Кто здесь рядом, отвечай,
Или двину, невзначай?!
Он дыханье затаил,
Голос рядом очень мил:
- Здесь, Емеля, дочь царя,
Не ругай меня ты зря.
Заточил отец нас в бочку
И на том поставил точку.
В море мы сейчас с тобой,
В споре с пагубной волной,
А погибнуть нам, иль нет,
Лишь у Господа ответ!
Вмиг Емеля понял суть,
Он готов исправить путь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Налетай же, ветерок,
Чтоб в беде ты нам помог,
Занеси нас в дивный край,
Нас из бочки вызволяй!
Ветер тут же налетел,
Бочку с ходу завертел,
Он её с воды схватил,
Вверх с собою потащил,
Как до берега донёс,
В щепу бочку он разнёс,
И умчался стороной,
Тишь оставил за собой.
Дивный остров встретил их,
При красотах всех своих,
Золотой дворец на нём,
Птиц полным-полно кругом,
А в сторонке та река,
В ивах чудных берега,
Воды реченьки чисты,
Есть берёзки у воды,
А в округе - светлый лес,
Да луга цветных небес,
А Емеля, сам не свой,
Пред царевной молодой.
Он в любви своей горел,
Ей признаться в том посмел,
Да и ей любви не скрыть,
Сердцу надобно любить.
Свадьба длилась три недели,
За столом все дружно пели.
Ел народ и много пил,
Шутки добрые творил,
И невестки те плясали,
И отца не забывали,
Братья тоже веселились,
Все на свадьбе породнились.
Царь покаялся в грехах,
Он ходил два дня в слезах,
Трон Емеле царь отдал,
И ничуть не горевал.
А Емеля, уж царём,
К щучке той явился днём,
Перед ней спины не гнул,
Волшебство он ей вернул.
Десять лет с тех пор прошло,
Ох, водички утекло!
Царь Емеля, видит Бог,
Под собой не чует ног.
Правит сутки, напролёт,
Хорошо народ живёт,
У Емели пять детей,
Пять прекрасных сыновей.
Только, правда, пятый сын,
Уж совсем ленивый, блин!
Есть ещё один секрет,
Пусть его узнает свет!
Царь воздвиг за троном печь,
Да ему на час не лечь,
Коль теперь ты, братец, царь,
То бока свои, не жарь!
А на печь нашёлся спрос,
Держит сын по ветру нос.
Он на печке сутки спит,
Царь на сына не кричит.

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Мирослава Костина
Читает: Александр Водяной
https://yadi.sk/d/M­z2KtENhrxkkj

Категории: Сказка в стихах
пятница, 18 января 2019 г.
Fyodor Dostoyevsky&Osamu Dazai Koheyri Himitsu 15:45:05

I look inside myself and see my heart is black

Cold, we're so cold.



Подробнее…
­­


В идеально чистой зеркальной поверхности ты видела себя. Достаточно логично, не так ли? Строгая, деловая одежда - необходимое условие для собеседования. Судя по девушке, которая критически смотрела на тебя из зазеркалья, галочку возле этого пункта можно было ставить спокойно.
Впрочем, что-то было еще.
Ты растерянно пригладила волосы, бросая взгляд в окно.
Тускло. Пасмурно.
Холодно?

Это беспокоит тебя? Ну, конечно, именно это.

Йосано-сэнсэй не придала этому внимания, хотя кто бы винил ее? Проблема есть, и стоило бы искать ее решение, а не виноватых.
Беглый, расфокусированный взгляд твоих глаз споткнулся о единственного присутствующего человека в комнате. Парень валялся на диване и с наигранным интересом наблюдал за твоими манипуляциями. Беззаботный изгиб губ, наклоненная голова - ожидает твоих действий.

Быстрый анализ выделил основное в его образе и все сложилось вместе.
-Дазай-сан, - ты постаралась вырвать из внутренних резервов всю свою милость и очарование, частичку которых сразу вложила в голос.

-Прекраснейшая, ты в конце концов решилась согласиться умереть со мной? - Детектив прямо слетел с дивана на крыльях энтузиазма, бросаясь в твою сторону и угрожая разрушить своими объятиями всю маскировку. - Я знал, что эти завистники не смогут встать на пути самого прекрасного двойного самоубийства в истории!

-Дазай-сан, на самом деле я хочу у вас кое-что попросить. - Ты предварительно благоразумно подала руки Осаму, который, не сделай этого ты, с превеликой радостью заставил бы поправлять весь образ заново. Ну не впервые же за этот день складочки разглаживаешь, знаешь.

-И чем же я могу порадовать тебя? - Твои руки были мягко прижаты к сердцу парня, и твоя личность буквально видела как вокруг летали сердечки и сыпались лепестки роз. Неловко-то как. - Бриллианты? Цветы? Котенок?

«Котик - это неплохо», - отметил немного зависший от такой атаки мозг, пока бывший мафиози продолжал перечень.
-Э-э-э, - немного неромантично остановила ты увлекшегося ухажера. - Пальто можно? Пожалуйста.

Дазай не ожидал такого выбора. Секунд пять вы двое пытались поймать в окружающей тишине послание из космоса, когда Осаму открыто рассмеялся. Тихо, легко и совсем не обидно.
-Пальто значит.

-Ну-у, оно в моем стиле, - начала ты аргументацию. - На улице не лучшая погода, теплой одежды у меня нет, а собеседование важное. Вы, как помню, никуда не собирались. А больше никто не поможет.

Сухие факты вылетали очень...знакомо.
Очень подозрительно. Тебе нужно было контролировать себя и свое поведение. Сейчас же.

Дазай Осаму отпустил твои руки и, размышляя, потер подбородок.

Что же, придется прибегнуть к тяжелой артиллерии.

-И вообще, вот похожу в таком шикарном пальто - можно со спокойной совестью и умирать.

Шоколадные глаза противника засияли новогодними огоньками; несомненно, в его голове пронеслись все советы из любимой книги - какой из них лучше? Но был и нужный тебе результат. Удивительно теплый, великоватый тренчкот лег на твои плечи, будто огромный котяра.
Пахнет приятно.
Безопасностью.
Обманом.

Взглянула на часы, успешно сдерживая порыв перейти на родной язык. Нельзя.
Слишком подозрительно.

-Я опоздаю! - Испуг был натуральным, ты изо всех сил рванула на выход; параллельно еще распинаясь в благодарностях Дазаю и одевая его пальто как следует.
Небольшую пуговицу чужой одежды ты мучила до самого места назначения.

­­


Рабочая неделя подходила к финишу; в твою душу все большими шагами ступало спокойствие, отвоевывая у страха и тревоги свою территорию.
Обычно ступив в Агентство, ты была встречена приветливыми взглядами его обитателей, в которых, тем не менее, тлело знакомое тебе напряжение.

«Серии убийств продолжаются, несмотря на старания полиции и правительства...»


Телевизор собрал у себя всех, сухо сообщая о человеческих трагедиях.

Так горько и противно.

Будто в безумном порыве одуванчиков наелась.
От передозировки этого изысканного мнимого блюда тебя отвлек чей-то захват. Не успела собраться, как мгновенно была выпихнута из офиса и на буксире уже хорошо знакомого тебе пояса пальто последовала за никем иным, как Дазаем.

«Хана», - прозвучало на стыке реальности и твоего подсознания.

В какой-то момент времени, парень привел тебя в пустую небольшую комнату; кабинет - рабочий стол и принадлежности явно об этом кричали - был безлюден. Уже за э